Помогаем зависимым
и их семьям

ОБЪЕКТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О РЕАБИЛИТАЦИИ ЗАВИСИМЫХ ОТ АЛКОГОЛЯ И НАРКОТИКОВ


Мы свяжемся с Вами и проконсультируем,
как помочь себе и своим близким
справиться с зависимостью.

7 алкоголизм и функциональная асимметрия мозга

7 алкоголизм и функциональная асимметрия мозга

МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ И ПРОБЛЕМА АЛКОГОЛИЗМА

В современных нейронауках активно ведутся работы по изучению особенностей функциональных асимметрий мозга (ФАМ) не только при локальных поражениях мозга, но и у больных разных нозологических групп. Девиации в распространенности латеральных признаков отмечаются при целом ряде нервно-психических заболеваний — при эпилепсии, неврозах, при психопатизациях и девиантном поведении. Активно исследуется эта проблема и в дефектологии: имеются работы по изучению особенностей ФАМ у незрячих, неслышащих, у больных, страдающих логоневрозами и недоразвитием речи, энурезом, олигофренией [20]. Изучение нормы и связи индивидуально-психологических особенностей с ФАМ привело к возникновению такого нового направления, как нейро-психология индивидуальных различий [20], [32].

Имеется также целый ряд работ, касающихся изучения ФАМ при хроническом алкоголизме, однако они характеризуются разнородностью и противоречивостью. В настоящей статье предпринята попытка систематизировать и обобщить имеющиеся в этой области данные, а также представить модель особенностей межполушарных отношений при алкоголизме (которая бы согласовывалась с результатами если не всех, то большинства исследований). Сразу оговоримся, что речь пойдет о биологических предпосылках развития заболевания, определяющих уровень психофизиологического здоровья [6].

По данным [28], под влиянием алкоголя у здоровых лиц ухудшается опознание зрительных стимулов (букв), предъявляемых в левое поле зрения. Т.Н. Рещикова пришла к выводу, что под действием алкоголя правое полушарие теряет преимущество в скорости анализа информации, что свидетельствует о его большей чувствительности к алкоголю. У больных хроническим алкоголизмом время восприятия было более продолжительным, чем у здоровых, и большее ухудшение опознания наблюдалось, если буквы предъявлялись в левое поле зрения [28]. Э.А. Костандов также свидетельствует о достоверном ухудшении процессов переработки информации в правом полушарии под воздействием средних доз алкоголя как у здоровых, так и у больных алкоголизмом [16].

Ю.Л. Арзуманов и Г.С. Шостакович, исследовав ЭЭГ у больных хроническим алкоголизмом, установили, что поздний корковый положительный ответ P300 во всех зонах регистрировался с большим латентным периодом, чем у здоровых лиц. У больных существенно больше увеличивался латентный период P300 в правом полушарии по сравнению с левым, за счет чего происходила инверсия межполушарных отношений, наблюдаемых в норме. Авторы считают, что у лиц с хроническим алкоголизмом правое полушарие страдает больше, чем левое [1].

При исследовании симметрии основных типов папиллярных узоров у 80 больных алкоголизмом и у 104 здоровых испытуемых было установлено, что больший процент симметрии узоров отмечается у больных (67,9 и 60,2 % соответственно). Наиболее значимо он был повышен в группе больных с наследственной отягощенностью алкоголизмом. По мнению авторов, выявленные особенности отражают нарушение признаков доминантности правой руки и конституциональную предрасположенность к алкоголизму [30].

Исследование особенностей организации мотивационной сферы у больных алкоголизмом показало, что при предъявлении слайдов алкогольной тематики по данным ЭЭГ у 56 % из них были выявлены признаки активации правого полушария (по сравнению с фоновым уровнем). В контрольной группе здоровых аналогичные изменения наблюдались только в 39 % случаев [4].

Л.И. Пандаевским проводилось измерение и регистрация полного электрического сопротивления (импеданса) мозговой ткани у 103 больных хроническим алкоголизмом II-III стадии. По сравнению со здоровыми у больных алкоголизмом было отмечено снижение величины импеданса на 23 % в правой лобной области, на 13,5 % в левой лобной и на 3,9 % — в правой затылочной области. Исходя из данных о том, что величина импеданса отражает функциональную активность коры головного мозга, автор приходит к выводу о том, что при алкоголизме имеет место значительное снижение функциональной активности коры, причем больше справа, и это явление имеет тенденцию к усилению по мере развития заболевания от II к III стадии [25].

У больных хроническим алкоголизмом исследовалась доминантность полушарий методом дихотического тестирования. Было изучено 32 человека с заболеваниями I и II стадии и установлено, что у больных I стадии в 81 % случаев имело место доминирование левого полушария и в 19 % — правого, а у больных хроническим алкоголизмом II стадии заболевания в 63 % доминировало левое полушарие и в 37 % — правое. Отмечено, что у больных II стадии преобладание левого полушария снижается и повышается процент преобладания правого, что может служить дополнительным дифференциально-диагностическим критерием [15].

Е.В. Гуровой с соавторами было проведено изучение структуры латеральных признаков больных хроническим алкоголизмом. Всего было исследовано 504 больных II стадии, в контрольную группу вошло 1316 здоровых испытуемых. По сравнению с нормой процент леворуких среди больных оказался почти в два раза выше (6,7 и 3,6 %). Правый тип показателя пробы "перекрест рук" среди больных хроническим алкоголизмом встречался реже, чем у здоровых (35 и 44,1 %), так же как и ведущий правый глаз (64,0 и 70,5 % соответственно). Среди больных хроническим алкоголизмом также реже встречался правый тип аплодирования и правая ведущая нога, чаще отмечается одинаковая ширина ногтевых лож правого и левого мизинцев руки. Таким образом, значительное накопление леволатеральных признаков в выборке больных хроническим алкоголизмом может свидетельствовать о преобладании у них правополушарных структур мозга. Авторы считают, что подобного рода инверсии отражают предрасположенность к заболеванию [10].

Анализ приведенных работ позволяет разделить их на две основные группы: в одной из них приводятся данные об особых межполушарных отношениях при хроническом алкоголизме, которые выражаются в преобладании правополушарных (или леволатеральных) признаков доминирования, связанных в большей степени с конституциональными особенностями больных [10], [15], [30]. Исходя из имеющихся данных, ряд авторов считает возможным говорить о правополушарной латерализации "алкогольной доминанты" [33]. Другие авторы придерживаются той точки зрения, что при алкоголизме наблюдается снижение функциональных возможностей как всего мозга в целом, так и правого полушария [1], [16], [25], [28].

7 алкоголизм и функциональная асимметрия мозга

МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ И ПРОБЛЕМА АЛКОГОЛИЗМА

В современных нейронауках активно ведутся работы по изучению особенностей функциональных асимметрий мозга (ФАМ) не только при локальных поражениях мозга, но и у больных разных нозологических групп. Девиации в распространенности латеральных признаков отмечаются при целом ряде нервно-психических заболеваний — при эпилепсии, неврозах, при психопатизациях и девиантном поведении. Активно исследуется эта проблема и в дефектологии: имеются работы по изучению особенностей ФАМ у незрячих, неслышащих, у больных, страдающих логоневрозами и недоразвитием речи, энурезом, олигофренией [20]. Изучение нормы и связи индивидуально-психологических особенностей с ФАМ привело к возникновению такого нового направления, как нейропсихология индивидуальных различий [20], [32].

Имеется также целый ряд работ, касающихся изучения ФАМ при хроническом алкоголизме, однако они характеризуются разнородностью и противоречивостью. В настоящей статье предпринята попытка систематизировать и обобщить

имеющиеся в этой области данные, а также представить модель особенностей межполушарных отношений при алкоголизме (которая бы согласовывалась с результатами если не всех, то большинства исследований). Сразу оговоримся, что речь пойдет о биологических предпосылках развития заболевания, определяющих уровень психофизиологического здоровья [6].

По данным [28], под влиянием алкоголя у здоровых лиц ухудшается опознание зрительных стимулов (букв), предъявляемых в левое поле зрения. Т.Н. Рещикова пришла к выводу, что под действием алкоголя правое полушарие теряет преимущество в скорости анализа информации, что свидетельствует о его большей чувствительности к алкоголю. У больных хроническим алкоголизмом время восприятия было более продолжительным, чем у здоровых, и большее ухудшение опознания наблюдалось, если буквы предъявлялись в левое поле зрения [28]. Э.А. Костандов также свидетельствует о достоверном ухудшении процессов переработки информации в правом полушарии под воздействием средних доз алкоголя как у здоровых, так и у больных алкоголизмом [16].

Ю.Л. Арзуманов и Г.С. Шостакович, исследовав ЭЭГ у больных хроническим алкоголизмом, установили, что поздний корковый положительный ответ P300 во всех зонах регистрировался с бо’льшим латентным периодом, чем у здоровых лиц. У больных существенно больше увеличивался латентный период P300 в правом полушарии по сравнению с левым, за счет чего происходила инверсия межполушарных отношений, наблюдаемых в норме. Авторы считают, что у лиц с хроническим алкоголизмом правое полушарие страдает больше, чем левое [1].

При исследовании симметрии основных типов папиллярных узоров у 80 больных алкоголизмом и у 104 здоровых испытуемых было установлено, что больший процент симметрии узоров отмечается у больных (67,9 и 60,2 % соответственно). Наиболее значимо он был повышен в группе больных с наследственной отягощенностью алкоголизмом. По мнению авторов, выявленные особенности отражают нарушение признаков доминантности правой руки и конституциональную предрасположенность к алкоголизму [30].

Исследование особенностей организации мотивационной сферы у больных алкоголизмом показало, что при предъявлении слайдов алкогольной тематики по данным ЭЭГ у 56 % из них были выявлены признаки активации правого полушария (по сравнению с фоновым уровнем). В контрольной группе здоровых аналогичные изменения наблюдались только в 39 % случаев [4].

Л.И. Пандаевским проводилось измерение и регистрация полного электрического сопротивления (импеданса) мозговой ткани у 103 больных хроническим алкоголизмом II-III стадии. По сравнению со здоровыми у больных алкоголизмом было отмечено снижение величины импеданса на 23 % в правой лобной области, на 13,5 % в левой лобной и на 3,9 % — в правой затылочной области. Исходя из данных о том, что величина импеданса отражает функциональную активность коры головного мозга, автор приходит к выводу о том, что при алкоголизме имеет место значительное снижение функциональной активности коры, причем больше справа, и это явление имеет тенденцию к усилению по мере развития заболевания от II к III стадии [25].

У больных хроническим алкоголизмом исследовалась доминантность полушарий методом дихотического тестирования. Было изучено 32 человека с заболеваниями I и II стадии и установлено, что у больных I стадии в 81 % случаев имело место доминирование левого полушария и в 19 % — правого, а у больных хроническим алкоголизмом II стадии заболевания в 63 % доминировало левое полушарие и в 37 % — правое. Отмечено, что у больных II стадии преобладание

левого полушария снижается и повышается процент преобладания правого, что может служить дополнительным дифференциально-диагностическим критерием [15].

Е.В. Гуровой с соавторами было проведено изучение структуры латеральных признаков больных хроническим алкоголизмом. Всего было исследовано 504 больных II стадии, в контрольную группу вошло 1316 здоровых испытуемых. По сравнению с нормой процент леворуких среди больных оказался почти в два раза выше (6,7 и 3,6 %). Правый тип показателя пробы "перекрест рук" среди больных хроническим алкоголизмом встречался реже, чем у здоровых (35 и 44,1 %), так же как и ведущий правый глаз (64,0 и 70,5 % соответственно). Среди больных хроническим алкоголизмом также реже встречался правый тип аплодирования и правая ведущая нога, чаще отмечается одинаковая ширина ногтевых лож правого и левого мизинцев руки. Таким образом, значительное накопление леволатеральных признаков в выборке больных хроническим алкоголизмом может свидетельствовать о преобладании у них правополушарных структур мозга. Авторы считают, что подобного рода инверсии отражают предрасположенность к заболеванию [10].

Анализ приведенных работ позволяет разделить их на две основные группы: в одной из них приводятся данные об особых межполушарных отношениях при хроническом алкоголизме, которые выражаются в преобладании правополушарных (или леволатеральных) признаков доминирования, связанных в большей степени с конституциональными особенностями больных [10], [15], [30]. Исходя из имеющихся данных, ряд авторов считает возможным говорить о правополушарной латерализации "алкогольной доминанты" [33]. Другие авторы придерживаются той точки зрения, что при алкоголизме наблюдается снижение функциональных возможностей как всего мозга в целом, так и правого полушария [1], [16], [25], [28].

Выявлено избирательное влияние ряда лекарственных средств на одно из полушарий мозга, причем введение седуксена, мелипрамина и барбамила приводит к угнетению правого полушария и реципрокному высвобождению активности левого, введение же аминазина и галоперидола приводит к угнетению левого и усилению активности правого полушария [12]. Указанные лекарственные вещества могут рассматриваться в качестве нейрохимических модуляторов, влияющих на ФАМ. Алкоголь, таким образом, также может считаться модулятором межполушарных отношений, оказывающим (по крайней мере на первоначальных этапах) угнетающее, тормозящее воздействие на правое полушарие. Многочисленными исследованиями подтверждено, что угнетение функций правого полушария любого генеза приводит к реципрокному усилению активности левого полушария и сопровождается явлениями эйфории, расторможенности, многоречивости и ускорения динамики психических процессов. Такая же картина наблюдается и на первых этапах алкогольного опьянения. При рассмотрении психофизиологического эффекта действия алкоголя на организм традиционно принято выделять две фазы, или стадии, развития алкогольного опьянения — это подъем, возбуждение и торможение, расслабление, угнетение [7]. Развитие фазы возбуждения при наступлении алкогольного опьянения коррелирует с данными об избирательном действии алкоголя на правое полушарие, его торможении и реципрокном высвобождении активности левого полушария. Эффекты же повышенной активности и расторможенности в большей мере могут быть обусловлены тем обстоятельством, что левое полушарие (по крайней мере, у большинства праворуких мужчин) имеет более тесные связи с активирующим влиянием ретикулярной формации [20]. Е.Д. Хомская также говорит о наличии асимметрии блоков мозга (в том числе и первого — энергетического), а

также о том, что "левый первый блок преимущественно обеспечивает различные активационные режимы работы мозга" [31; 20].

Подход к развитию состояния алкогольного опьянения, а в последующем и постинтоксикационного состояния с точки зрения межполушарных отношений позволяет рассматривать их как этапы нейропсихологической модели динамики эмоциональных состояний под воздействием этанола. Избирательное влияние алкоголя на правое полушарие приводит к подавлению его функций, что сопровождается снижением критичности и подконтрольности поведения, реципрокным высвобождением активности левого полушария и катехоламинергической системы, развитием состояний расторможенности и эйфории, повышенного речевого и эмоционального возбуждения, ускорения динамики психических процессов. Аналогичная картина наблюдается и при выключении функций правого полушария с помощью унилатеральной электросудорожной терапии [2]. В дальнейшем по механизму "маятника9quot; возбуждение сменяется стадией торможения, которая характеризуется противоположным снижением функций левого и повышением активности правого полушария, приводит к преобладанию серотонинергической системы и сопровождается развитием состояния заторможенности, снижения общей активности, преобладанием негативного эмоционального фона. Анализ динамики эмоциональных реакций при развитии алкогольного опьянения и алкогольного постинтоксикационного состояния хорошо согласуется с существующими нейропсихологическими представлениями о преимущественной связи левого полушария с эмоциями положительного знака, а правого — с эмоциями негативного круга [19].

Справедливость указанной модели подтверждается при диагностике алкогольных постинтоксикационных состояний, которые исследовались нами на основе анализа течения монокулярных зрительных последовательных образов (ЗПО). В работе А.А. Меграбяна было показано, что у трети больных алкоголизмом ЗПО вообще не формируются, а у остальных отличаются нестабильностью, кратковременностью, малой интенсивностью. Прием малых и средних доз алкоголя здоровыми лицами ведет к исчезновению ЗПО, регистрируемых традиционными методами (бинокулярно) на один-три дня [18].

Было проведено изучение особенностей течения монокулярных ЗПО как индикатора функциональной межполушарной асимметрии при алкогольной интоксикации и постинтоксикационных состояниях [14]. С этой целью исследованиям было подвергнуто 70 здоровых испытуемых (30 женщин и 40 мужчин) в возрасте от 18 до 30 лет, праворуких, с правым доминантным глазом, и 35 больных хроническим алкоголизмом II стадии (мужчины в возрасте от 20 до 40 лет). Больные обследовались однократно, вне периода алкогольной интоксикации либо абстиненции. Группа женщин была обследована также однократно без приема алкоголя. Из 40 психически здоровых мужчин 22 были обследованы четырехкратно: до употребления алкоголя, в период опьянения, вызванного приемом дозы алкоголя в 1 г на 1 кг массы тела, спустя 24 и 72 часа после алкоголизации. Раздражение зрительного анализатора проводилось после частичной трехминутной темновой адаптации 20-секундным воздействием стимула красного цвета на зеленом фоне. Течение монокулярных ЗПО фиксировалось по отчету испытуемых о количестве волн в процессе возникновения и затухания ЗПО на протяжении 90 с.

В группе больных алкоголизмом бинокулярные ЗПО были отмечены у 22 человек, что согласуется с литературными данными. Монокулярные ЗПО формировались лишь у 6 больных, что свидетельствует о большой чувствительности методики даже к легким

церебрально-органическим нарушением и неприменимости ее для исследования больных данной нозологической группы. В группе женщин монокулярные ЗПО отсутствовали в пяти случаях, правосторонняя относительная асимметрия выявлена в одиннадцати случаях, левосторонняя — в восьми случаях, симметричность — в шести случаях. Большая вариативность характера течения монокулярных ЗПО в данной группе, сравнительно однородной по возрасту и латеральному фенотипу, согласуется с литературными данными о меньшей выраженности ФАМ у женщин и свидетельствует о недостаточной валидности данной методики при исследовании лиц женского пола.

Полученные результаты показали, что у практически здоровых праворуких и правоглазых мужчин монокулярные ЗПО чаще возникают при стимуляции ведущего правого глаза (что отражает преимущественное доминирование зрительных отделов левого полушария), при приеме алкоголя стимуляция левого глаза не вызывает ЗПО, что свидетельствует об угнетении функций правого полушария, а в состоянии посталкогольной интоксикации отмечается доминирование именно правого полушария (в виде левосторонних ЗПО). В пределах последующих трех суток наблюдается восстановление исходного уровня межполушарных отношений [14]. Полученные результаты позволили (в совокупности с другими данными) сформулировать изложенную выше модель динамики изменения межполушарных отношений на разных стадиях этаноловой интоксикации [19].

Как известно, психиатры разграничивают такие понятия, как хронический алкоголизм и бытовое пьянство [37]. Критерием последнего является отсутствие неудержимого влечения к алкоголю. В то же время остается неясным, почему при одинаковых социальных и бытовых условиях у одних людей быстро формируется хронический алкоголизм, а другие обнаруживают достаточно высокий уровень толерантности к алкоголю и длительное время "благополучно9quot; пребывают на уровне "бытового пьянства". Даже констатация факта, что в выборке больных хроническим алкоголизмом отмечается накопление признаков правополушарного доминирования, не объясняет того, каким же образом это влияет на ускоренное развитие заболевания. На наш взгляд, объяснение этому факту кроется в наличии индивидуальной нейрохимической асимметрии [23]. Исследования ряда психологов (Р. Кеттелла, Г. Айзенка, С. Ганта) позволили установить связь группы крови с некоторыми индивидуально-психологическими особенностями. Отмечается, что иммуногенетические особенности индивида, проявляющиеся в группах крови, связаны с функциями головного мозга и обнаруживают корреляции с определенными индивидуально-психологическими особенностями [11]. Нейропсихологический подход к проблеме индивидуальных различий позволяет считать, что различия в когнитивных, регуляторных и эмоциональных процессах связаны с вариативностью сочетаний признаков парциального доминирования определенных структур мозга, которые, в свою очередь, проявляются в виде индивидуальных профилей латеральности [20]. Приведенные выше данные позволяют говорить не только о межполушарных нейрохимических особенностях человека, но также о наличии индивидуальной нейрохимической асимметрии, которая обусловлена парциальным доминированием соответствующих структур мозга [23]. Выявленные факты преобладания у больных хроническим алкоголизмом леволатеральных и правополушарных признаков [10], [15], [30] свидетельствуют не только об относительном доминировании функций правого полушария, но, на наш взгляд, и о наличии индивидуальных нейрохимических особенностей в виде преобладания активности правополушарной серотонинергической системы, что обусловливает большую подверженность

таких лиц влиянию алкоголя. Это подтверждается данными клинических наблюдений. А.П. Чуприковым и И.А. Марценковским было установлено, что у больных с левым типом сенсомоторной конституции энцефалопатические нарушения носят симметричный характер и развиваются значительно быстрее после сравнительно непродолжительного периода алкоголизации. Хронический алкоголизм у таких больных обычно приобретает злокачественное течение с ранней социальной дезадаптацией и деградацией личности [35].

Рассматривая особенности алкоголизма у леворуких и амбидекстров (профили которых включали в себя сочетания леворукости, ведущего левого глаза и правой позной асимметрии), И.А. Марценковский отмечает, что больные с данными латеральными особенностями характеризуются ранним началом алкоголизма, "значительно более тяжелым патологическим влечением к алкоголю, возникающим без борьбы мотивов или принимающим характер непреодолимого первичного влечения" [17; 126]. Такие больные характеризуются быстрой социальной и клинической дезаптацией, у них также отмечается раннее развитие алкогольных психозов. Другое исследование показало, что алкоголизм у больных с левым ведущим глазом формируется "в предельно сжатые сроки: I стадия через 2-5 лет; II — 5-9 лет; III — 10-12 лет систематического пьянства" [36; 140]. При этом клинически наблюдаются рано возникающие и быстро нарастающие энцефалопатические проявления, признаки алкогольной деградации и социальной дезадаптации, раннее развитие металкогольных психозов [36].

Опыт применения в наркологии методов латеральной терапии показывает, что только праволатеральная субсенсорная электростимуляция (которая активизирует левополушарные структуры мозга) позволяет купировать абстинентный синдром в постинтоксикационном состоянии у больных алкоголизмом [33]. Напротив, стимуляция правого полушария усиливает влечение к алкоголю, делая его непреодолимым. При рассмотрении механизмов латеральной терапии хронического алкоголизма отмечается, что "у больных алкоголизмом во всех случаях терапевтически значимой является левополушарная электростимуляция, которая и должна завершать курс латеральной физиотерапии" [34; 45]. Исходя из вышеизложенного, также делается вывод о том, что "влечение к алкоголю связано с патологической активностью преимущественно структур правого полушария, то есть патологические детерминантные структуры, обеспечивающие это влечение, имеют преимущественно правополушарную горизонтально-латеральную организацию" [34; 44].

У проблемы особенностей межполушарных отношений при алкоголизме есть еще один интересный аспект. Как уже отмечалось, фаза возбуждения при развитии алкогольного опьянения может в большей степени быть связана с угнетением структур правого полушария и реципрокным высвобождением активности левого, которое обеспечивается более тесными связями ретикулярной формации со структурами левого полушария (по крайней мере, у большинства праворуких мужчин). Существует мнение, что ретикулярная формация также играет основную роль в возникновении парадоксальных состояний, или онейроидной активности, по терминологии автора [13]. Дж.П. Банкет при регистрации межполушарной асимметрии с помощью ЭЭГ во время сна установил, что при развитии парадоксального сна фоновая правополушарная активность менялась на левополушарную [38]. Ш.И. Бибилейшвили при исследовании с помощью ЭЭГ функциональной асимметрии полушарий в период естественного сна у больных с последствиями перенесенной черепно-мозговой травмы также установил, что доминантность полушарий находится в прямой зависимости от вида

сна: в медленном сне преобладает правое полушарие, а в быстром сне — левое [3].

М. Жуве считает, что ряд лекарственных средств (воздействующих на моноамины) оказывает подавляющее воздействие на онейроидную активность (которую, как уже говорилось, автор рассматривает как аналог парадоксального сна). Если она подавляется, то это приводит к тому, что парадоксальный сон возникает через все более короткие промежутки времени, что позволяет говорить о накоплении его дефицита. "Всякое подавление парадоксального сна приводит к тому, что позже он возникает через все более короткие интервалы. Если подавлять парадоксальный сон долго, то во время восстановительного сна потребность в нем пропорционально увеличивается" [13; 286]. Автор отмечает, что "большинство психотропных средств оказывают немедленное подавляющее действие на онейроидную активность". Также обращается внимание на то, что после прекращения лечения психотропными препаратами "возможна длительная компенсаторная вспышка онейроидной активности" [13; 295].

При исследовании особенностей сна с помощью ЭЭГ у больных хроническим алкоголизмом было выявлено, что при регистрации сна после приема небольшой дозы алкоголя (1 г на 1 кг массы тела) была отмечена редукция парадоксального фазы в первую половину ночи и полная ее редукция при приеме средней дозы (2 г на 1 кг массы тела) [5]. Если говорить о филогенезе развития парадоксального сна, то известно, что наибольшего развития он достигает у человека и млекопитающих, причем для хищников, ведущих активный образ жизни, парадоксальный сон играет более важную роль, чем для травоядных, жвачных и грызунов [13]. Установлено, что у животных (крысы, кошки) введение этанола также вызывает достаточно сильные изменения в структуре цикла "бодрствование — сон" и приводит к уменьшению длительности парадоксального сна [9].

Приведенные данные дают основания полагать, что алкогольные психозы являются следствием накопления дефицита парадоксального сна вследствие угнетения левополушарной активности в постинтоксикационном состоянии, что в последующем приводит к развитию вспышки парадоксальной активности мозга. Считается, что парадоксальный сон можно рассматривать как функциональное состояние мозга, отличное как от бодрствования, так и от сна [13]. Исходя из этого, алкогольные психозы, вероятно, можно рассматривать как проявления парадоксальной активности мозга, развивающейся в бодрствующем состоянии.

Касаясь вопроса особенностей эмоциональных реакций при алкоголизме, можно отметить следующее: исходя из существующих на настоящий момент в нейропсихологии представлений левое полушарие и его активность связывают с эмоциями положительного знака, а активность правого — с эмоциями негативного круга. Отмечаются также особенности индивидуальных стилей эмоционального реагирования в зависимости от преобладания функций того или иного полушария — "правополушарные9quot; индивиды в большей степени склонны продуцировать и переживать негативные эмоциональные состояния, а также более негативно оценивают одни и те же ситуации по сравнению с "левополушарными9quot; субъектами [20]. Выявляемое у больных хроническим алкоголизмом доминирование правополушарных признаков определяет также и преобладание у них эмоциональных переживаний негативного круга (или дистимического фона настроения, по определению психиатров). Алкогольное опьянение у таких больных позволяет как бы "просветлять9quot; фон настроения [8], хотя бы и временно, что также можно рассматривать в качестве

одной из причин, которая способствует развитию и закреплению алкоголизма.

Рассматривая нейропсихологические аспекты проблемы алкоголизма, можно коснуться еще одного вопроса. В последнее время в нейропсихологии индивидуальных различий наметился интерес к разработке проблемы связи латеральных профилей с субъективным восприятием времени [22], [24], [27]. Выявлены индивидуальные различия во временных ориентациях у лиц с разными вариантами индивидуальных профилей латеральности и наличие индивидуальных различий в субъективном восприятии времени. Установлено, что индивиды с преобладанием признаков левополушарного доминирования обнаруживают тенденцию к недооценке временных интервалов и относятся к тахихроническому типу, а лица с преобладанием признаков правополушарного доминирования обнаруживают тенденцию к переоценке временных интервалов и относятся к брадихроническому типу. Исследование особенностей временной перцепции у больных хроническим алкоголизмом было проведено под нашим руководством В.В. Поповичем. Оно позволило установить, что больные алкоголизмом (в отличие от контрольной группы практически здоровых испытуемых) склонны к выраженной переоценке и недоотмериванию временных интервалов, причем независимо от длительности предъявляемого стимула. По шкалам субъективной временной ориентации для лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, характерна также большая центрированность на настоящем и прошлом, тогда как будущее для них является менее актуальным [26], что также свидетельствует об аморфности и "размытости9quot; временной перспективы у больных данной нозологии.

Можно полагать, что отмеченные особенности временной перцепции у больных хроническим алкоголизмом (в большей степени) могут быть обусловлены как выявляемым у них преобладанием признаков правополушарного доминирования, так и общим снижением функциональных возможностей мозга по мере развития заболевания. С учетом того, что полушария мозга обнаруживают разные стратегии восприятия и оценки времени, с достаточно высокой степенью вероятности можно прогнозировать и то, что на разных этапах алкогольного опьянения мозг также по-разному будет оценивать временные интервалы. Можно предполагать, что в отличие от исходных особенностей временной перцепции брадихронический тип восприятия времени у "правополушарных9quot; индивидов при приеме алкоголя будет меняться на тахихронический, что будет определяться угнетением функций правого полушария и повышением активности левого. У "левополушарных9quot; субъектов этаноловое угнетение функций правого полушария в фазе возбуждения может приводить к усилению тахихронического типа временной перцепции, а на стадии торможения у них будет преобладать брадихронический тип восприятия, может наблюдаться изменение параметров временной ориентации в виде снижения прогностических возможностей и чувства "временной перспективы".

Приведенные факты говорят о том, что индивидуальные предиспозиционные особенности в виде преобладания правополушарных функций способствуют более быстрому развитию алкоголизма. Вместе с тем данные других исследователей могут свидетельствовать о том, что по мере развития заболевания происходит постепенное сглаживание функциональных особенностей и снижение активности всего мозга в целом и в частности — функций правого полушария, возможно, как более уязвимого [1], [16], [25], [28].

Изложенные данные отражают, на наш взгляд, определенные механизмы

межполушарного воздействия при развитии такого заболевания, как хронический алкоголизм, и позволяют уточнить некоторые особенности предложенной ранее нами нейропсихологической модели динамики эмоциональных состояний при этаноловой интоксикации [19].

Выявление того факта, что преобладание признаков правополушарного доминирования является индивидуальной предиспозиционной особенностью, способствующей более быстрому развитию алкоголизма, позволяет объяснить достаточно низкую в ряде случаев эффективность его лечения и бытующее среди психиатров мнение о том, что "алкоголик однажды — алкоголик навсегда". Б.С. Братусь отмечает: "Известны факты, когда случайное употребление алкоголя спустя 7 — 15 лет от начала воздержания приводило к запоям, к рецидиву алкоголизма, причем иногда совершенно неожиданно для самого человека, казалось бы, давно избавившегося от болезни и успевшего забыть о ней" [6; 241].

Вместе с тем понимание наличия индивидуальных нейропсихологических предпосылок, лежащих в основе развития такого заболевания, как алкоголизм, позволяет прогнозировать его течение. Изложенные данные имеют дополнительное дифференциально-диагностическое и прогностическое значение при проведении судебно-психологических экспертиз [22]. Они также могут быть использованы в целях профотбора и профориентации [21].

1. Арузманов Ю.Л., Шостакович Г.С. Межполушарная асимметрия вызванных потенциалов у больных хроническим алкоголизмом // Взаимоотношения полушарий мозга. Тбилиси: Мецниереба, 1982. С. 158.

2. Балонов Л.Я., Деглин В.Л. Слух и речь доминантного и недоминантного полушарий. Л.: Наука, 1976.

3. Бибилейшвили Ш.И. Функциональная асимметрия полушарий мозга в период естественного сна у больных с закрытой черепно-мозговой травмой // Клинические аспекты современной проблемы функциональной асимметрии мозга. Минск: МГМИ, 1989. С. 6 — 7.

4. Бобров А.Е. Психофизиологические и медицинские аспекты проблемы изменения личности при алкоголизме // Психол. журн. 1986. Т. 7. № 2. С. 89 — 95.

5. Богданов К.А. и соавт. Некоторые электрофизиологические показатели сна и бодрствования у больных алкоголизмом // Современные проблемы нейробиологии. Тбилиси: Мецниереба, 1986. С. 47 — 48.

6. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988.

7. Братусь Б.С., Сидоров П.И. Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма. М.: Изд-во МГУ, 1984.

8. Вайнерович А.А. и соавт. Дистимические расстройства у больных алкоголизмом и их лечение // Типология и структура депрессий. Ворошиловград.1986. С. 106 — 107.

9. Гогичадзе М.В. и соавт. Влияние острой алкогольной интоксикации на цикл бодроствование — сон у лабораторных животных // Современные проблемы нейробиологии. Тбилиси: Мецниереба, 1986. С. 101 — 102.

10. Гурова Е.В., Дроздов Э.С., Клейн В.Н. Особенности латерального фенотипа при алкоголизме // Леворукость, антропоизомерия и латеральная адаптация. М.; Ворошиловград, 1985. С. 102 — 103.

11. Данилова Н.Н. Психофизиологическая диагностика функциональных состояний. М.: Изд-во МГУ, 1992.

12. Егоров А.Ю. Психотропные средства и взаимодействие полушарий мозга // Клинические аспекты современной проблемы функциональной асимметрии мозга. Минск: МГМИ, 1989. С. 25 — 27.

13. Жуве М. Онейроидная активность и нейрофармакология // Электронно-вычислительная техника в исследованиях нарушений психической деятельности человека / Под ред. Н. Клайн, Е. Ласка. М.: Медицина, 1971. С. 283 — 297.

14. Клейн В.Н., Москвин В.А. К диагностике алкогольных постинтоксикационных состояний в целях первичной профилактики алкоголизма // Актуальные вопросы наркологии. Харьков, 1985. С. 25 — 27.

15. Ковтун Т.В., Голова И.Д. Исследование функциональной асимметрии у больных хроническим алкоголизмом // Проблемы нейрокибернетики. Ростов-н/Д: Изд-во РГУ, 1989. С. 218.

16. Костандов Э.А. Функциональная асимметрия мозга и неосознаваемое восприятие. М.: Наука, 1983.

17. Марценковский И.А. Клинические особенности пьянства и алкоголизма у леворуких и амбидекстеров // Леворукость у детей и подростков. М.: ВНИИ гигиены детей и подростков,1987. С. 124 — 128.

18. Меграбян А.А., Авакян С.Л., Арутюнян Р.К. Электроэнцефалографическая характеристика зрительных последовательных образов при некоторых психических заболеваниях // Тр. Ереванского мед. ин-та. 1960. Вып. II. С. 373.

19. Москвiн В.А. Динамiка емоцioнальних станiв прi алкоголiзмi: нейропсихологiчний аналiз // VII з’iзд невропатологiв, психiатрiв та наркологiв Украiнскоi РСР. Тези доповiдей. Харкiв, 1990. Ч . II. С . 219 — 220.

20. Москвин В.А. Индивидуальные профили латеральности и некоторые особенности психических процессов (в норме и патологии): Канд. дис. М., 1990.

21. Москвин В.А. Нейропсихологические критерии отбора и подготовки менеджеров // Проблемы менеджмента и рынка. Оренбург: Изд-во ОГУ, 1996. С. 236 — 238.

22. Москвин В.А. Судебная психиатрия и нейропсихология // Социальная и судебная психиатрия: история и современность / Под ред. Т.Б. Дмитриевой. М.: РИО ГНЦС и СП им. В.П. Сербского, 1996. С. 324 — 326.

23. Москвин В.А. Нейрохимическая асимметрия и индивидуальные особенности // Архiв психiатрii. Вип. 12 — 13. Асиметрiя мозку в нормi та при патологii. Киiв, 1997. С. 39.

24. Москвин В.А, Попович В.В. Индивидуальные профили латеральности и субъективное восприятие времени // Технологии образовательного процесса. Ч. II. Оренбург: Изд-во ОГУ, 1997. С. 110.

25. Пандаевский В.В. Исследование импедансометрии в наркологии // Нелекарственная (би- и унилатеральная) терапия в наркологии, психиатрии и неврологии. Донецк, 1988. С. 16.

26. Попович В.В. Особенности временноґй перцепции у больных хроническим алкоголизмом // Тезисы докладов региональной конф. молодых ученых и специалистов. Ч. III. Оренбург: Изд. центр ОГАУ, 1998. С. 5 — 7.

27. Попович В.В., Москвин В.А. Нейропсихологический подход к оценке субъективного восприятия времени // Тезисы докладов I Междунар. конф. памяти А.Р. Лурия. М.: Изд-во МГУ, 1997. С. 77 — 78.

28. Рещикова Т.Н. Влияние алкоголя на межполушарные функциональные отношения у человека // Взаимоотношения полушарий мозга. Тбилиси: Мецниереба, 1982. С. 194.

29. Симерницкая Э.Г., Поляков В.М., Московичуте Л.И. Нейропсихологический анализ роли биогенных аминов в функциональной организации мозга человека // Современные проблемы нейрокибернетики. Тбилиси: Мецниереба, 1986. С. 329 — 330.

30. Скугаревская Е.И., Скугаревская О.А. Отношение симметрии дерматоглифических показателей и предрасположенности к алкоголизму // Леворукость, антропоизомерия и латеральная адаптация. М.; Ворошиловград, 1985. С. 103 — 104.

31. Хомская Е.Д. Об асимметрии блоков мозга // Нейропсихология сегодня. М.: Изд-во МГУ, 1995. С. 14-27.

32. Хомская Е.Д. и соавт. Нейропсихология индивидуальных различий. М.: РПА, 1997.

33. Чуприков А.П., Бондаренко В.К., Клейн В.Н. Правополушарная латерализация алкогольной доминанты // Проблемы нейрокибернетики. Ростов-н/Д: Изд-во РГУ, 1983. С. 252.

34. Чуприков А.П., Линев А.Н., Марценковский И.А. Латеральная терапия. Киев: Здоровье, 1994.

35. Чуприков А.П., Марценковский И.А. К вопросу о межполушарных функциональных отношениях на разных стадиях алкоголизма и абстинентного синдрома // Нелекарственная (би- и унилатеральная) терапия в наркологии, психиатрии и неврологии. Донецк, 1988. С. 14 — 15.

36. Чуприков А.П., Марценковский И.А. Некоторые клинические особенности алкоголизма и алкогольных психозов у мужчин с левым доминантным глазом // Вопросы психиатрической и наркологической помощи сельскому населению. Новое в латеральной нейропсихиатрии. Донецк, 1990. С. 1409.

37. Шумский Н.Г. Алкоголизм // Руководство по психиатрии / Под ред. А.В. Снежневского. М.: Медицина, 1983. С. 251 — 328.

Напишите нам
Напишите нам




Меню