Помогаем зависимым
и их семьям

ОБЪЕКТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О РЕАБИЛИТАЦИИ ЗАВИСИМЫХ ОТ АЛКОГОЛЯ И НАРКОТИКОВ


Мы свяжемся с Вами и проконсультируем,
как помочь себе и своим близким
справиться с зависимостью.

Алкоголизм fb2

Алкоголик

Дата добавления: 26-11-2011

В книге убедительно доказывается, что бизнес, замешанный на крови, никогда не приносит радости. Жестокие разборки криминальных авторитетов с грязными политиканами в центре Москвы заканчиваются трагично для обеих сторон.

Добавлять отзывы могут только зарегистрированные пользователи.

Все книги на нашем сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом

Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ

ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙСтоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© — мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…

Если ты уже один из нас, то вход тут.

Растущая кукуруза поскрипывает – будто надувные шарики трутся боками.

Мой алкоголизм (Зайцев С.Н.)

Брошюра «Мой алкоголизм» представляет собой вариант библиопсихотерапии (лечение печатным словом).

Предназначена для лечения начальных форм болезни и профилактики алкоголизма, для использования в составе комплексного лечения запущенных форм болезни, для формирования критичного отношения к своему состоянию и болезни у пациента.

Может использоваться врачами психиатрами-наркологами как пособие, как примерная схема по преодолению алкогольной анозогнозии (неузнавание у себя болезни) и формированию установки на трезвость приемами рациональной (рассудочной) психотерапии.

Об авторе: Зайцев Сергей Николаевич — врач психиатр-нарколог, психотерапевт. еще…

С книгой «Мой алкоголизм» также читают:

Предпросмотр книги «Мой алкоголизм»

Самоучитель отказа от алкоголя

Мой алкоголизм: Самоучитель отказа от алкоголя. – Н. Новгород, 2004. – 108 с. – (Сер. «Зеркало»).

Брошюра «Мой алкоголизм» представляет собой вариант библиопсихотерапии (лечение печатным словом). Предназначена для лечения начальных форм болезни и профилактики алкоголизма, для формирования критичного отношения к своему состоянию и болезни. Может использоваться врачами психиатрами-наркологами как пособие, как примерная схема по преодолению алкогольной анозогнозии (неузнавание у себя болезни) и формированию установки на трезвость приемами рациональной (рассудочной) психотерапии. В серию «Зеркало» вошли также брошюры «Созависимость — умение любить» и «Зеркало для курильщика».

Серия «Зеркало» представлена тремя книгами: «Зеркало для курильщика», «Мой алкоголизм» и «Созависимость — умение любить».

Первая их них — «Зеркало для курильщика» — предназначена для желающих отказаться от курения и может использоваться в качестве основного метода лечения легких форм никотиновой зависимости или в составе комплексного лечения тяжелых (злокачественных) форм этой болезни. А также для профилактики табакокурения.

Брошюра «Мой алкоголизм» предназначена для использования в качестве основного метода лечения начальных форм хронического алкоголизма (синдрома алкогольной зависимости) или для использования в составе комплексного лечения запущенных форм болезни.

Последняя из этих книжек — «Созависимость — умение любить» — предназначена для коррекции созависимости у родителей наркомана или алкоголика. Учитывая то, что при лечении наркомании до 50% успеха зависит от решения именно этой задачи, можно сделать вывод о том, как она необходима. Кроме того, это издание можно использовать для исключения семейного фактора в формировании болезни и профилактики наркомании или алкоголизма.

Эта книга написана для людей, у которых сложились проблемные отношения с алкоголем, для их взрослых детей, их родных и близких. Для тех, кто хотел бы помочь своим спивающимся детям, друзьям, родственникам. Для самых умных, самых здоровых, самых хитрых, самых сплоченных, самых недоверчивых, самых выносливых и т.д., в общем, для всех нас, выживших в России.

Библиопсихотерапия — лечение печатным словом — на сегодняшний день является самым дешевым методом лечения. Дешевле может быть только телевизионная психотерапия. В 1998 году в одной из нижегородских газет была опубликована статья — «Верните экран Кашпировскому», где я предлагал реабилитировать телевизионную психотерапию и организовать на областном Нижегородском телевидении программы по профилактике алкоголизма, курения и наркомании. Однако этот проект не нашел поддержки у некоторых руководителей телекомпаний. Мне ответили, что на такую передачу «нет социального заказа», что «тема не актуальная», что «про алкоголизм и наркоманию и так все знают». Наверное, я сам не смог им доказать, что санпросветработа и психотерапия, психопрофилактика — это совершенно разные вещи, что потребность в недорогом лечении и профилактике — огромна. Многие люди, нуждающиеся в помощи психотерапевта сегодня, не имеют возможности оплатить лечение у специалиста. В моей практике был только один случай, когда государственное учреждение — отдел по социальной защите населения Навашинского района Нижегородской области — оплатил мне, частнопрактикующему врачу, лечение супружеской пары, чтобы не лишать их родительских прав и чтобы дети в многодетной семье (6 детей) остались под присмотром родителей. Но это случай исключительный. У государства также нет денег.

Так родилась идея написать 3 книги: об алкоголизме, чтобы, прочитав ее, человек «бросил пить», о курении, чтобы забыть о сигаретах, и о созависимости, чтобы, прочитав ее, родители алкоголика, наркомана перестали плакать и начали действовать. Эти книги вышли в серии «Зеркало» под названием: «Мой алкоголизм», «Созависимость — умение любить» и «Зеркало для курильщика».

Если вы хотели бы отказаться от употребления спиртного на один год, то читать это пособие следует не как попало, а особым способом. А именно, после 3-х дней трезвости и на одном дыхании, от начала и до конца. Однако рекомендации последней 18-й главы («Алгоритм достижения трезвости») следует выполнять после двух недель воздержания от употребления спиртного.

Библиопсихотерапия в предлагаемом виде, конечно же, не является панацеей и может быть использована как основной метод только при начальных формах алкогольной болезни и на этапе перехода из привычки в болезнь. В прочих, осложненных и далеко зашедших случаях ее можно использовать как первый этап лечебного процесса, как первую ступеньку на пути к трезвости.

«Над деревней кружат инопланетяне

и старуха в черном кимоно»*

Газета «Комсомольская правда» рассказала о судьбе супругов Бориса и Татьяны, которые из-за водки потеряли работу, квартиру, уважение окружающих, здоровье, а самое главное — почти потеряли надежду и веру в лучшее.

В газете «Комсомольская правда» от 11 октября 1994 года прочитал статью Н. Моржиной, которая не могла оставить меня равнодушным.

Приведу некоторые выдержки из этой статьи.

« — Помоги, — повторял Борис, и такая тоска, безнадега была в его голосе, что у меня сжало горло. Я молча кивнула.

Легко сказать — помоги… Пообещать нетрудно. А потом уехать, чтоб не возвращаться.

Борису и Татьяне ехать некуда. Приплыли. Дошли. До ручки.

…Радуга упала и разбилась.

Тут в изобилии водятся потрясающие радуги. И поверьте, такое есть: если сможешь пройти сквозь радугу там, где она сближается с землей, омыться радужным светом — станешь счастливым. Красиво и несбыточно. Радуга — она же всегда вдалеке, в вышине, в тайне, как ее руками ухватишь?

И вот однажды — упала, понимаешь, и разбилась… Он видел это собственными глазами. Разноцветные осколки медленно впитала земля и скрылась под толстыми лопухами.

А еще летающая тарелка в конце деревни прошлым августом стояла, факт. Аккурат между посадами. Деревенские рано ложатся, поэтому корабль, мерцавший в ночи бортовыми огнями, и силуэты троих пришельцев видели только супруги Борис и Татьяна. Оба одновременно. Поэтому и уверены, что это не глюки, а натуральная действительность. Но рассказывать никому не стали: засмеют, не поверят.

Им вообще не верят и денег в долг не дают. Потому что Борис и Татьяна — люди запойные.

У Бориса хорошие глаза, теплые. И лицо — открытое, приветливое. Даже когда пьян, не противным становится, как большинство мужиков, а только очень озабоченным. И печальным. Трудность жизни на лице проступает. А проспится — и опять улыбчив, опять готов помочь кому угодно в любой работе.

Деревенские ему грех прощают и жалеют: «Борька добрый».

А Татьяну — нет, не жалеют. Не прощают. Мол, что бы в жизни ни произошло, нельзя женщине распускаться, нет ее пьянству ни поблажки, ни оправдания.

Борису тридцать пять, Тане — двадцать шесть лет. Девчонка. Маленькая, худенькая, коротко стриженная. А на лице, еще не утратившем детскости черт, — уже след этой пагубы.

А с тех пор, как тарелку увидела, и вовсе «крыша поехала». Даже трезвая инопланетян встречает: «Вы не видите, а я вижу!» Боится их смертельно, до одури, до обморока. Они ей сообщили, что хотят ее с собой забрать. И укол в ногу сделали. Прячется, убегает, а от них не спрячешься: один, трехметровый, в окно заглянул, а потом стал маленьким-маленьким и пролез через телевизионный кабель прямо в горницу. Вот и Боря рядом сидит, а они, бесстыжие, прямо под одежду забираются…

От неотступного страха пьет еще больше. Бедная, бедная Танька…

Общих детей у них нет. У Тани сын от первого брака, шестилетний Максимка, живет с бабушкой где-то на Волге за Зубцовом. Соседки говорят: не может мать Татьяне ребенка доверить, пьющей-то! А Борис рассказал, что глаза у мальчика больные, Таня с ним в московской больнице лежала. Ему врачебный надзор нужен, а здесь, в деревне, никогда простого здравпункта не было. Да и в соседней тоже.

А что касается деревни, то здесь не только медицины, тут вообще ничего, кроме двадцати домов, нет. А когда-то около сотни изб в три посада стояло. Круглый год лишь три старушки тут живут, Борис с Татьяной, да еще одна пьющая пара (но те старше и, кажется, законченные алкоголики). Остальные — дачники-огородники.

Ближайший магазинчик — в соседней деревне Шоше в двух с половиной километрах. В благословенный «период застоя» сюда два-три раза в месяц приезжала шаховская автолавка с продуктами и промтоваром. Как грянула перестройка, о деревне забыли. Сюда даже почту не приносят, оставляют в шошинском магазине: вдруг из Стрелки кто заглянет, тогда и передаст. Пенсию, правда, раз в месяц бабкам приносят. А больше — никого и ничего.

Думаете, живут мои герои в очередном таежном тупике? Если бы! Им бы тогда вся страна привет передавала. Это заурядная, каких миллион, деревенька на границе Московской и Тверской областей. Шаг влево, шаг вправо — две социально-бытовые разницы. Московским что-то положено, а через двести метров тверским этого уже не дают.

Борис здесь родился. Родители тоже были местные, всю жизнь крестьянствовали. До четвертого класса учился в Шошинской школе, а потом ходили они с ребятами в школу за семь верст в Княжьи Горы. Некоторое время назад возили школьников от Шоши на совхозной машине, сейчас дети по старинке пешком ходят. Ни совхоза, ни машины. Сама Шошинская четырехлетка лет пять назад сгорела: стояла пустая, учителей не было.

Потом он выучился на шофера-автокрановщика шестого разряда, работал и в Зубцове, и в Кньяжьегорском леспромхозе, и в Шаховской. Жил в зубцовской общаге гостиничного типа, там и с Таней познакомился. Она была учительницей начальных классов. Поженились, стали жить втроем — с Максимкой — в мире и согласии.

А два года назад умерла мать. Внезапно. Оказалось — рак. Борис запил, несколько дней на работу не выходил. На этот раз обошлось, простили. А еще через три месяца скончался отец. Вино сгубило. Парализовало его, и в три дня отошел. После этого они с Татьяной неделю пили. На этот раз Борису прогулов не простили, уволили. Права отобрали, восстанавливать не стал, на все рукой махнул. Вместе с Таней приехал в родительский дом — а куда еще деваться, зубцовской квартиры лишился, служебная ведь. Таня вела хозяйство, а Борис пошел сторожем на Шошинскую ферму. И после этих двух запоев стали они попивать, и чем дальше, тем больше. Денег уже и на самое необходимое не хватало. »

А дальше журналистка пишет, что скоро ферму вообще закрыли, не стало ни колхоза, ни совхоза, ни работы. И жители нескольких деревень стали безработными.

«В Шошу приходишь, мужики спрашивают: нет ли какой работы? Может, баню поставить, забор или еще чего? Деньги зарабатывать надо, а негде. Хотя вокруг — работы непочатый край, да хозяина нет, который бы эту работу организовал и работникам заплатил. Скучно жить. Пьют мужики.

— Здесь надеяться не на что. И уходить некуда, — тихо и спокойно проговорил Борис. Почерневшее небо над нами бесшумно вздрагивало от далеких зарниц — не то тверских, не то московских.

— Как не на что? Ты мужик работящий, фермерствуй!

— Для этого начальный капитал нужен, а мы что заработаем — пропьем. Пытался лечиться. Сам поехал в Зубцов к наркологу. Ну давали мне тетурам — гадость страшная, весь красными пятнами пошел, голова болит, давление подскочило, сердцебиение бешеное и мужского достоинства, я извиняюсь, никакого. Думал, помру. Тогда какая разница, от чего помирать? От лечения и вовсе обидно. А недавно испугался: так скрутило, что весь окаменел и сердце остановилось. Хотел жену позвать: «Та…» И лежу как бревно, глаза выпучил. Только почувствовал, что правая нога свободная, дернул ею, и сердце запустилось. Чувствую, в другой раз не дернусь. За Таньку боюсь — как она без меня? Пропадет совсем.

— А ты инопланетян видишь?

— Не. Я смерть видел. В черном плаще с капюшоном. Носится по воздуху вокруг моего дома со страшной скоростью, влететь пытается, но не может.

— Что же тебе нужно, чтобы на ноги встать?

— Бросить пить. Дальше справимся, работы не боимся. Мне б найти такое лечение, которое действительно лечит. Помоги, а?

Ну чем же я могу помочь? Разве что рассказать о них. Может, откликнется какая-то наркологическая фирма и позволит себе роскошь вылечить эту семью бесплатно? Денег у них нет, и давать им деньги в руки бессмысленно. Не на то истратят, не удержатся.

Господа, это же будет эффективная и, что существенно, бесплатная реклама деятельности вашей фирмы! Мы обещаем рассказать о дальнейшей судьбе Бориса и Татьяны, и название вашей человеколюбивой фирмы войдет в сердца миллионов читателей».

Прочитав статью в «Комсомольской правде», я позвонил в редакцию и договорился о том, что проведу противоалкогольное лечение Борису и Татьяне в отделе наркологии НИИ психиатрии Министерства здравоохранения.

История с продолжением

После двухчасовой беседы с врачом Борис и Татьяна стали убежденными трезвенниками. А узнать, о чем был разговор, вы можете, прочитав следующие главы этой брошюры.

Как прекрасен этот мир

В Москву в НИИ психиатрии на лечение приехал только Борис. Он объяснил это тем, что не на кого было оставить корову. Но я думаю, что причина была в другом. Просто Татьяна не выдержала условие двух дней трезвости перед сеансом, и они решили вначале посмотреть, как лечение подействует на Бориса. Я занимался с ним в присутствии руководителя и нескольких сотрудников отдела наркологии, а также автора статьи, корреспондента «Комсомольской правды», Н. Моржиной. С тех пор Борис живет трезво, на водку смотреть не хочет. Татьяна продолжала пьянствовать. Дошло до того, что Борис сам покупал ей водку, чтобы она пила дома, а не «шаталась» по деревне и не позорила его. Полтора года он уговаривал ее пройти лечение. Уговорил. Летом 1996 года они приехали ко мне в Нижний Новгород.

Теперь они оба живут трезво, но совместная жизнь у них не сложилась. Татьяна уехала к родителям и своему сыну. Борис женился на молодой женщине из многодетной семьи, и она родила ему ребенка. У них крепкое крестьянское хозяйство и дружная полная семья. На той же улице, где они живут, дача корреспондента Наталии Моржиной. Через нее мы с Борисом передаем друг другу приветы. Однажды он подошел к ней и сказал: «Знаешь, Наташ, раньше, когда я водку пил, я вокруг себя красивых вещей не замечал. А сейчас живу трезво, и по настоящему увидел, как мир прекрасен…»

Надо отметить, что это был клинически непростой случай. Такие симптомы, как многодневные запои, употребление суррогатов алкоголя — одеколона и перенесенные алкогольные психозы свидетельствовали о серьезном поражении головного мозга алкоголем.

Что такое надо было сказать Борису и Татьяне, чтобы они круто изменили свою жизнь и отказались от алкоголя? Самое интересное, что ничего нового я не мог им сказать. Все, о чем я говорил, они уже тысячу раз слышали и без меня. Я повторял те же слова, те же избитые истины… только другим способом — вот и весь секрет. Психотерапевт — это специалист по методам общения. На одну и ту же тему, например о вреде алкоголя, можно общаться очень по-разному. Когда родные или жена химически зависимого пытаются это сделать сами, то после разговора на кухне они расходятся с расшатанными нервами, повышенным давлением и головной болью, а близкий человек после этого начинает пить еще больше. Почему-то они не пытаются оперировать аппендицит на кухне, подручным инструментом. А лечить алкоголизм — это каждый может! Только каков результат самолечения?

Профессиональное общение резко отличается от бытового, и прежде всего тем, что предполагает конкретный результат в намеченные сроки. Врач психотерапевт прекрасно знает, как больной организм откликнется на те или иные воздействия в тех или иных условиях и какой объем помощи необходим, чтобы получить результат в каждом конкретном случае.

А что касается газеты «Комсомольская правда», то она меня обманула. Громко свистнув на всю страну, пообещав бесплатную рекламу за лечение этой семьи, редакция обещания не сдержала и к этой теме больше не возвращались.

Русские после первой… не женятся

Одни и те же слова можно нагрузить совершенно разным и даже противоположным по смыслу содержанием. Рассмотрим пример. Формулу: «Книжки — наши друзья, наркотики — наши враги», можно произнести так, что человек раз и навсегда откажется от наркотиков. А можно иначе. После нескольких утверждений, содержащих скрытый смысл, которые следует понимать в переносном смысле: «В женский монастырь со своим усталым не ходят…», «Главное, ребята, перцем не стареть», «Петя идет на митинг, а Митя идет на петтинг», «Сниму… Порчу», «Русские после первой… не женятся», «Жарить пчелку — мало толку», «с Моникой Левински надо кончать» и т.д. Формулу, озвученную в ряду шуток на радио: «Книжки — наши друзья, наркотики — наши враги» — слушатель по инерции будет воспринимать в переносном смысле, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Пособие по выживанию, или На кого оставить корову?

Эта книга представляет собой пособие по выживанию. Если у вас проблемные отношения с алкоголем и вы хотели бы отказаться от спиртного, то вам следует прочитать эту книгу не как попало, а «запоем», на одном дыхании — после двух-трех дней трезвости.

Выберите для этого удобное время и место, договоритесь с кем-то, кто будет приносить вам чай или кофе, отложите все дела. Вспомните: Татьяна, которой не на кого было оставить корову, потеряла полтора года. А теперь — с Богом, в путь.

Что такое алкоголизм?

Здесь вы узнаете об этапах алкогольного пути и о том, каким способом можно исключить у себя диагноз хронического алкоголизма.

Я и так все знаю…

Однажды ко мне на прием пришел очень уверенный в себе человек и заявил от порога: «Нечего мне лекции читать. Об алкоголизме столько всего говорят и пишут, что я и так все знаю. Вы меня сразу лечите, проводите мне сеанс или еще что-нибудь, чтобы я не пил!»

«Очень хорошо, что вы все знаете, — ответил я — но благодаря такой осведомленности вы, наверное, уже живете трезво и счастливо, а на водку смотреть не желаете. А если это не так, если на работе и в семье проблемы и конфликты из-за алкоголя, если иногда вы не хозяин своим поступкам, значит, вы все-таки чего-то о себе не знаете, но могли бы узнать, пообщавшись с врачом. Так, может, поговорим?» Он согласился, не предполагая, что этот разговор и будет основной частью лечебного процесса.

Психологически его нежелание говорить на эту больную тему понятно. Жена, родители, родственники уже так надоели ему чтением нотаций и призывами к трезвости, что и от врача он ожидает того же — еще и этот будет грозить пальчиком и говорить о том, что алкоголь разрушает печень, что пить вредно.

Приступая к написанию этой книжки, я ставил себе совсем другие задачи. Помочь человеку разобраться в себе самом и, если болезнь сформировалась, обозначить пути выхода из болезненного состояния. Когда врач и пациент говорят о лечении, то они говорят о разных вещах. Химически зависимый человек использует бытовое значение этого слова, имея в виду какие-то официальные действия для того, чтобы снять влечение к алкоголю или чтобы сделать алкоголь непереносимым для организма. Специалист понимает этот термин более широко и емко — рассматривает лечение как комплекс мероприятий для прекращения болезни, включая такие мероприятия, как получение согласия пациента на контакт с врачом; исправление искажений мышления; формирование у него желания лечиться и жить трезво, мотивации к трезвой жизни; использование приемов рациональной и семейной психотерапии для преодоления созависимых отношений, чтобы в семье не было почвы для болезни; купирование влечения к алкоголю; коррекцию сопутствующих эмоциональных расстройств, чтобы в трезвости пациент не страдал и не мучался, а чувствовал себя лучше, чем прежде с бутылкой; мероприятия по социальной и психологической реабилитации.

То, что сам пациент считает лечением — купирование влечения к алкоголю, в действительности является только одним из этапов лечебной работы, причем не самым главным и не самым существенным. Как показывает практика, влечение к алкоголю специалист может снять чем угодно и как угодно: «заряженной» водой, «уколом», «кодированием», «блокированием», «программированием», «25 кадром», шариковой ручкой, электробритвой, пассами, надуванием щек, гипнозом, «тонкими энергиями», «мокрым полотенцем» и т. д. и т. п. И все поможет, но только при одном условии — если человек захотел жить трезво всем сердцем, всей душой, если у него есть установка на трезвость. А если у него нет такого желания и такой установки. Мероприятия по купированию влечения к алкоголю будут неэффективны.

Таким образом, прежде чем снимать влечение к алкоголю, нужно сформировать у пациента установку на трезвость, желание жить трезво. Возможно, его жена и родители и пытались это сделать, пытались поговорить и по-хорошему и по-всякому, но, наверное, они не врачи-психотерапевты, поэтому у них ничего и не вышло. Если же эта работа выполняется профессионально и если родные и близкие пациента строго и безукоснительно выполняют рекомендации врача, то после общения со специалистом соглашаются на лечение практически все, даже те, кого в кабинет в спину заталкивали, даже те, которые согласились только послушать врача, а от лечения категорически отказывались, даже те, кто «не верит» ни в какое лечение.

Все, что нужно для того, чтобы у химически зависимого появилось желание лечиться и жить трезво, это предоставить ему полную и достоверную информацию о том, что, как и почему с ним происходит. Только и всего. Вообще, алкоголизм — это болезнь от дефицита информации, это логическая ошибка. Если информация, которой располагает человек неполная, искаженная, недостоверная, то у него появляются проблемные отношения с алкоголем. И наоборот, если алкогольно-зависимому предоставить полную и достоверную информацию о том, что, как и почему с ним происходит, и если он интеллектуально сохранен, т.е. способен ее проанализировать и усвоить, то он раз и навсегда откажется от алкоголя.

Общение с пациентом, который не считает себя алкоголиком и не желает лечиться в моем кабинете, начинается с того, что я прошу у него разрешения проинформировать о состоянии его психического здоровья. Он соглашается, даже не подозревая о том, что «информированием» и выполняется основной этап лечебной работы.

Нередко бывает, что после первых сорока минут общения он вскакивает со стула со словами: «Я все понял — у меня алкоголизм и мне надо лечиться. Давайте прямо сейчас проведите сеанс, кодирование, сделайте укол. Да все, что угодно, хоть кувалдой по голове, только, пожалуйста, больше ничего не говорите. » И это мы слышим от человека, который еще 30 минут назад не считал себя алкоголиком и был категорически против какого-либо лечения? Но я расцениваю такое согласие как формальное. Произошло осознание болезни только на интеллектуальном уровне, а эмоционального отреагирования еще не произошло. Поэтому я настаиваю на продолжении информирования. И только еще через два часа общения, когда я вижу, что лицо пациента то краснеет, то бледнеет, как его руки вцепились в подлокотники или что-то теребят, не находя покоя, как он ловит каждое слово, а на его глазах выступили слезы, я делаю вывод, что предоставленной информации достаточно. Как сказал один из моих пациентов, не считавший себя больным и не видевший необходимости в лечении, после такого вмешательства: «Вот теперь меня хоть за уши подвешивайте, лишь бы я жил трезво!»

Итак, позвольте мне проинформировать вас о состоянии вашего психического здоровья. Информация, которую я хотел бы вам предоставить, легко проверяется. Вы можете открыть любую другую медицинскую книгу об алкоголизме и выяснить, действительно ли имеется тот или другой признак. Как вам распорядиться этой информацией, вы решите сами.

Этапы большого пути

Если весь алкогольный путь человека представить себе в виде отрезков, то можно выделить следующие этапы:

умеренное употребление спиртного (У);

привычное употребление спиртного, вредная привычка, то, что раньше называлось бытовым пьянством (П);

первая, вторая, третья стадии хронического алкоголизма, алкогольной болезни, зависимости от алкоголя (I, II, III).

Этапы алкогольного пути человека

Привычка Стадии алкоголизма

Из приведенного графика видно, что до выделенной отметки ( ) отношения с алкоголем складываются на уровне привычки, а после этой черты — на уровне болезни (см. стадии алкоголизма).

Какова ваша самооценка? Как далеко вы зашли по алкогольному пути? У вас еще привычка или уже болезнь?

Одна очень стеснительная особа, обратившаяся в мой кабинет за помощью, сказала на это: «И не знаю, как ответить. Иногда у меня болезнь, а иногда привычка». А можно ли быть наполовину беременной? Что-то одно: или привычка, или болезнь. Отметьте такое место на графике точкой или галочкой. Затрудняетесь? Тогда тем более вам необходимо прочитать эту книжку.

Три аккорда… болезни

Бывает так, что, используя одни и те же слова, люди говорят совсем о разных вещах, используя одни и те же термины, они вкладывают в них разный смысл, наполняют их разным содержанием. Чтобы у нас не получилось такого разночтения, разнопонимания, давайте определимся со словом алкоголизм. Когда пациент говорит об алкоголизме, то он имеет в виду бытовое значение этого слова. Но помимо бытового имеется еще и медицинское значение. И эти смысловые значения иногда не совпадают. Когда врач говорит об алкоголизме, то, возможно, он имеет в виду нечто иное, не то, что пациент. Вот нам и надо привести все к общему знаменателю. Нам надо говорить на одном языке, чтобы понимать друг друга. Так что же такое алкоголизм?

Нет, понятно, что это болезнь. Но если у человека семья, работа, материальный достаток и вид цветущий, то где же эта болезнь? В чем она? И можно ли ее увидеть или руками пощупать? Можно ли почувствовать ее приближение? Можно. Для этого и написана эта книжка.

Может быть, алкоголизм — это когда пьют много и часто? Но так бывает и при привычке. В иных случаях один человек на уровне привычки пьет больше и чаще, чем другой при алкоголизме. Может быть, алкоголизм — это когда руки трясутся и нос красный? Но руки трясутся и при некоторых других заболеваниях, а нос красный иногда с рождения. Тогда, возможно, алкоголизм — это когда вещи из дома пропивают или чертей гоняют в алкогольном психозе? Возможно, но это вовсе не обязательно. Больше того, алкоголизм — это такое хитрое заболевание, что для него вообще нет обязательных признаков. Эта болезнь может быть представлена набором тех или иных симптомов, и у разных людей она может быть выражена наборами разных признаков, по-разному. Со временем, по мере прогрессирования болезни, некоторые признаки исчезают, но на их месте появляются другие, более тяжелые.

Всемирная организация здравоохранения предлагает совершенно четкие критерии этого состояния. Существует такое правило: врач, для того чтобы обосновать диагноз алкогольной болезни, должен указать не менее трех симптомов, трех признаков этого недуга. А если у него возникли какие-то сомнения, например найдено не три, а только два, то все сомнения решаются в пользу более легкого диагноза. Если врач сомневается в том, привычка это или болезнь, значит, должен сказать пациенту, что это привычка. Если сомневается в том, какая это стадия алкогольной болезни — первая или вторая, значит, должен сказать, что первая.

А теперь я буду перечислять возможные признаки алкоголизма, а вы примеряйте их на себя и, если обнаружите симптом, соответствующий вашему состоянию, загибайте пальцы руки. При обнаружении трех и более признаков вы можете обратиться на консультацию к специалисту. Не на лечение, только на консультацию. А уж в зависимости от того, подтвердит врач ваш диагноз или нет, вы сделаете соответствующие выводы, примете соответствующее решение.

Я пью редко, но метко, а ты — каждый день

О том, почему «пьют все». Об изменении характера употребления алкоголя по частоте. Что такое «злоупотребление»? Чем запой отличается от эксцесса? О разных формах болезни.

Вам приходилось слышать о таком симптоме, как злоупотребление алкоголем? Одни думают, что злоупотребление алкоголем — это когда выпивают по литру водки, а другие думают, что когда пьют каждый день — через день. Правы и те и другие. Всемирная организация здравоохранения предлагает такое определение: «Злоупотребление — это частое употребление больших доз алкоголя». Частое — это два раза в месяц и чаще, а большие дозы — это 300 г водки и больше.

Один из моих пациентов сделал удивленные глаза и сказал на это: «А ведь так все пьют, кого я знаю! Значит, все они алкоголики?» И я с ним отчасти согласился: «Да, так все пьют… в вашем окружении, и это еще один симптом алкогольной болезни». Пьющий, злоупотребляющий алкоголем человек чувствует себя очень неуютно, одиноко среди трезвых и, чтобы не выглядеть белой вороной, стремится окружить себя такими же пьяницами. Но это не значит, что у нас вообще нет трезвых и умеренно употребляющих спиртное. Их нет только в его окружении.

Потребность человека в общении и в понимании огромна. И пусть алкогольное общение — низкого качества, суррогатное общение на уровне: «Ты меня уважаешь?», пусть оно мало что дает, но все-таки человек знает, что есть люди с такой же системой ценностей, которые его понимают и сочувствуют ему. Когда же этот человек пройдет через лечение в трезвость, то очень скоро обнаружит, что с прежними друзьями-собутыльниками ему неинтересно, что, как заметил один из моих пациентов: «Лучшие мои друзья теперь, это дети, жена и родители», и будет окружать себя такими же, как он, трезвыми людьми, удивляясь самому себе и тем, с кем он прежде водился.

Однако злоупотребление алкоголем начинается до болезни и прекращается к концу второй стадии. В среднем, требуется 5–7 лет злоупотребления на уровне привычки, чтобы сформировалась алкогольная болезнь. Если же к рюмке прикладывается подросток, когда психика пластична и чрезвычайно чувствительна к действию любых ядов, то болезнь сформируется значительно быстрее, возможно, за несколько месяцев. На третьей стадии болезни, как это ни странно, алкоголем не злоупотребляют. Но об этом мы поговорим позже.

Симптом «Злоупотребление алкоголем» формируется

до начала болезни и отмечается до конца второй стадии

Привычка Стадии алкоголизма

Посеешь привычку, вырастишь характер

Даже если вы и загнули один-два пальца на руке, этого недостаточно, чтобы обосновать диагноз. А потому продолжим нашу экскурсию по алкогольному пути.

При привычке употребляют спиртное по одному дню. И если на второй день такому человеку предложить выпивку, то он сморщит нос и скорчит такую кислую мину, что вы и без слов поймете, насколько противно ему слышать запах спиртного и даже видеть бутылку. Нет, конечно, и при привычке человек может иногда выпить на второй, третий день, но только в исключительных случаях — на свадьбе или когда родственники собрались.… В этом случае он отметит ухудшение самочувствия, улучшения никогда не отметит. А на уровне болезни реакция организма на алкоголь меняется. При приеме спиртного на второй день отмечается уже улучшение самочувствия, пусть не полностью — частично, пусть на короткое время, но улучшение. Вот поэтому в первой половине первой стадии алкоголь чаще употребляют подряд по 2–3 дня, во второй половине первой стадии болезни запои увеличиваются от трех дней до недели, и, наконец, на второй стадии запои обычно свыше недели. Пьет и пьет подряд 2–3 недели, месяц, и все кругом удивляются: «Как же у него сердце и печень выдерживают?» А очень просто — достигается тренировкой. Потренируйтесь хорошенько — и у вас получится. Видели таких людей? Но это вторая стадия, а до нее еще дожить надо.

Эксцессы и запои — симптомы алкогольной болезни

Привычка Стадии алкоголизма

Здесь я использовал новое слово — запой. Подряд по несколько дней употребляют спиртное не только при запоях, но иногда и при эксцессах. А это разные симптомы. При эксцессах алкоголь употребляют подряд несколько дней, но только вечерами. Эксцессы до 3-х дней возможны и при привычке, а эксцессы свыше 3-х дней следует рассматривать как симптом алкогольной болезни. Если же говорить о запоях, когда каждый следующий день начинается с опохмеления — употребления спиртного с целью улучшить самочувствие, то этот признак вообще для привычки не характерен и встречается только при болезни. Один из моих пациентов сказал: «Я вообще не пью, но если выпью, то обязательно уйду в запой». Так «вообще не пьют» при алкоголизме.

У всякой Машки свои замашки

Вы еще не насчитали три симптома, не загнули три пальца? Тогда продолжим исследование алкогольной жизни.

«Я пью редко, но метко, так, может, у меня нет болезни?» — спросил меня сосед. Конечно, по одному признаку диагноз не ставится, но и здесь есть свои закономерности. До середины первой стадии количество трезвых дней в месяце преобладает над количеством алкогольных, а с середины первой стадии соотношение обратное — алкогольных дней больше, чем трезвых. Алкогольным день считается при любом употреблении спиртного. Даже если выпит стакан пива без признаков опьянения — это уже алкогольный день. Можно сказать определенно, что если судить по этому симптому, то до середины первой стадии у соседа еще не дошло. При рассмотрении признаков, характеризующих ваши отношения с алкоголем следует рассматривать последние 6 месяцев. Причем трезвость после лечения во внимание не принимается.

Вы спросите, зачем так подробно я рассказываю о болезни? А разве вы не хотите разобраться в своем состоянии лучше любого врача?

«И чего тут разбираться? Алкоголизм — это когда пьют каждый день, а у меня между запоями по одному-два месяца трезвости бывает» — так успокаивал сам себя один человек, пытаясь хоть как-то объяснить происходящее с ним. И действительно, как объяснить, что разные люди пьют иногда очень по-разному?

Если до середины первой стадии болезнь протекает не дифференцированно, то есть у разных людей приблизительно одинаково, то в дальнейшем начинается выделение двух крайних форм алкогольной болезни — запойной и перемежающейся.

Что происходит при запойной форме, понятно из названия. Уйдет человек в страшный запой — ежедневно огромные дозы алкоголя, прогулы на работе, все деньги сгорят за эти дни. Но вот он выйдет из запоя и снова, сравнительно длительное время, иногда даже месяц-два, но не больше, может жить трезво. А при другой, перемежающейся форме потребления алкоголя, человек пьет не так жестоко и дозы поменьше, но систематически, регулярно, изо дня в день. При этой форме тяга к алкоголю появляется гораздо чаще и он при всем желании даже неделю не может прожить трезво. Однако все крайнее в жизни встречается редко и болезнь обычно протекает в смешанной форме, когда запои чередуются периодами более умеренного употребления спиртного. В этом случае влечение к алкоголю чаще обостряется с интервалом в две недели.

Есть и еще более крайние формы болезни. Дипсомания — это когда чудовищные запои повторяются через длительные промежутки времени, через 6–18 месяцев, и постоянное пьянство — когда человек употребляет спиртное ежедневно. Пациентов с такими формами я встречаю в своем кабинете нечасто. Один мужчина рассказывал о себе: «В марте и апреле у меня бывает страшный запой. Весь год я живу трезво, даже Новый год встречаю с лимонадом, но весной я опять в пьяном угаре. И так последние пять лет». Так выглядит дипсомания, один из вариантов алкогольной болезни. Лечатся такие формы не менее успешно, чем другие, но требуют особого подхода, применения специальных схем в лечении.

Если вы обнаружили у себя меньше трех симптомов алкогольной болезни, не обольщайтесь, а читайте следующую главу, где речь пойдет о том, как со временем меняется устойчивость организма к алкоголю. Если все пальцы на руке уже загнуты и у вас не осталось никаких сомнений на свой счет, не вздумайте делать из этого трагедию и не спешите прощаться с жизнью. Что из того, что у вас обнаружилась аллергия на апельсины? Это не смертельно. Будете жить без апельсинов. Будете есть яблоки, груши, бананы, сливы, арбузы. Да что ж, на этих апельсинах свет клином сошелся, что ли?! А алкоголь, как и апельсин, это не какой-то жизненно необходимый продукт. Можно жить и без него, и жить замечательно. Конечно, первое время, месяца два, будет не так вкусно или не так весело. Но поверьте, это не конец света. От счастья не умирают.

Об изменении устойчивости организма к алкоголю. Какими дозами принимают спиртное при привычке, а какими на разных стадиях алкоголизма. Почему на третьей стадии бросают пить без лечения.

Все выше, и выше, и выше…

По мере продвижения по алкогольному пути меняется доза принимаемого алкоголя. При умеренном употреблении выпивают изредка и по большим праздникам сухое вино или шампанское. На уровне привычного употребления переходят на более крепкие напитки: если вино, то крепленое, или водка. Постепенно повышается устойчивость организма к алкоголю. Раньше хватало бутылки на троих, потом на двоих, а в последнее время можно и одному выпить бутылку. Возрастающая устойчивость организма к алкоголю — симптом алкогольной болезни. Это ферментные системы печени болезненно изменяются, настраиваясь на прием все больших и больших токсических, отравляющих доз алкоголя. Тот момент, когда человек начинает выдерживать дозы свыше 300,0 г водки, обычно соответствует переходу из привычки в болезнь. Почему именно 300,0 г водки для мужчин и 250,0 г для женщин считаются токсической дозой, а не 150 и не 200? Да потому, что после приема такой дозы в коре головного мозга остается кладбище погибших нервных клеток — погибают несколько десятков тысяч клеток коры, клеток серого вещества! Кто-то скажет: «Подумаешь, погибло пятьдесят тысяч! Да у меня их десять миллиардов, и такая потеря просто неощутима». Но это не так. Даже одна выпитая бутылка водки снижает способность к решению сложных задач на 6 месяцев. А если возлияния будут продолжаться? Один раз погибло пятьдесят тысяч, другой раз сто тысяч, третий, пятый, десятый… Все больше и больше кладбищ погибших нервных клеток, которые уже никогда не восстановятся. В таком случае снижается способность не только к решению сложных задач, но даже и самых простых бытовых и жизненных вопросов. Такое разрушение головного мозга обнаружит себя появлением все новых и новых симптомов болезни. А каких именно, вы узнаете ниже.

Так, один из моих бывших пациентов, директор фирмы (3 года трезвости), рассказывал об одном из своих сотрудников, любителе выпить: «Меня просто раздражает и бесит — ну как же он не может понять таких простых вещей. Надо сделать три действия — первое, второе и третье. Я ему втолковываю, объясняю, а до него не доходит. Ну я же сам вижу не три действия, а развитие событий на 15–20 ходов вперед, как же он не может понять?» Все очень просто — директор не употребляет алкоголь и не курит, у него мышление трезвого человека.

Можно выделить три признака, по которым отслеживается изменение употребляемой дозы при болезни:

средняя суточная доза;

первичная опьяняющая доза;

максимальная суточная доза.

Средняя суточная доза с середины первой стадии обычно превышает 300,0 г водки для мужчины, а для женщины 250,0 г.

Первичная опьяняющая, минимальная доза, с которой чаще появляются первые признаки опьянения, при привычке составляет 50 г водки. Выпьет такой человек 50 г, и в голове зашумело. При первой стадии алкогольной болезни опьянение возникает уже со 150–200 г водки. И, наконец, на второй стадии первые признаки опьянения возникают с дозы свыше 200,0 г водки.

«Ха! — ухмыльнулся один из моих пациентов. — Да я с 300 г водки вообще ничего не почувствую; что водку выпил, что воду. И по мне никто ничего не заметит. А за сутки приходилось 6 бутылок выпить. Вот я какой здоровый!» Но мы-то понимаем, что такая высокая устойчивость организма к алкоголю вовсе не признак крепкого здоровья, а симптом запущенной алкогольной болезни. Долгое время я думал, что 6 бутылок водки в сутки — это рекордная доза для человека. Но недавно в мой кабинет обратился мужчина, который похвастал: «Я выпил банку пятидесятиградусной самогонки». Я даже ахнул на это — что, трехлитровую? Но он меня успокоил: «Да я же не сразу, а в течение дня, по стакану, по стакану…»

А вам не приходилось выпивать столько много? Не огорчайтесь по этому поводу. Такая функция организма, как устойчивость к алкоголю, тренируется. И действительно, вспомните. Было время, когда вы выпивали в два раза меньше, чем сейчас. Если бы тогда вам сказали, что дозы увеличатся вдвое, то вы бы не поверили. А если и впредь проявлять упорство в тренировках, то есть все шансы достичь рекордных результатов.

Максимальная суточная доза (напомню, за последние 6 месяцев), личный рекорд, в первой половине первой стадии составляет 500 г водки, к концу первой стадии уже 750 г водки, а на второй стадии 1 л и больше. Если изобразить устойчивость организма к алкоголю на графике, то до середины второй стадии она будет возрастать, а затем резко снижаться.

Устойчивость организма к алкоголю

Первичная опьяняющая Максимальная

суточная доза водки, г доза водки, г

Бывает и хуже — проснешься в луже

Как видно из графика, с середины второй стадии алкогольной болезни устойчивость организма к алкоголю резко падает и на третьей стадии человек или вообще бросает пить и живет абсолютно трезво или выпивает понемножку. Объясняется это тем, что в середине второй стадии исчерпывается запас прочности человеческого организма. Известно, что даже железо стареет и изнашивается. Так что уж говорить о человеке? Здоровье на второй стадии алкоголизма начинает быстро разрушаться. К алкогольной болезни присоединяются самые разные внутренние заболевания. Проведем эксперимент — приложим ватку со спиртом к царапине — алкоголь прижигает и сушит. Точно также алкоголь действует и изнутри, на все живые органы и ткани. Прижигает и сушит печень — цирроз печени и алкогольный гепатоз. Прижигает и сушит сердечную мышцу — алкогольная миокардиодистрофия, нарушения ритма, ишемическая болезнь сердца. Прижигает и сушит желудок — язва желудка, стенки сосудов — гипертоническая болезнь и т.д. Но все это можно подлечить и в какой-то степени компенсировать. Печень можно «почистить», сосуды запротезировать. А вот что не лечится, не компенсируется и не протезируется? Алкоголь прижигает и сушит головной мозг. На второй стадии формируется алкогольная энцефалопатия, происходит усыхание головного мозга. Если проводится вскрытие на третьей стадии, то головной мозг бывает размером чуть побольше грецкого ореха, возможно, с куриное яйцо. В норме должна быть прослойка воздуха между сводом черепа и поверхностью мозга — один сантиметр. А на третьей стадии эта прослойка составляет уже шесть-семь сантиметров, то есть остается пустая черепная коробка.

На второй стадии алкоголизма снижается иммунитет, легко возникают инфекционные, кожные, воспалительные заболевания. Туберкулез — часто, воспаление легких — у всех и в обязательном порядке. Травмы, переломы, сотрясения головного мозга — на второй стадии болезни это закон, это у всех, в обязательном порядке и не по одному разу. В третью стадию алкоголизма человек входит уже полной развалиной. По причинам резко ухудшающегося здоровья падает устойчивость организма к алкоголю.

Объясняется это тем, что организм уже серьезно разрушен алкоголем, сердечная мышца как тряпочка, цирроз печени, туберкулез легких — целый букет самых разных заболеваний. На третьей стадии бросают пить по состоянию здоровья, потому что организм уже не принимает любых, даже самых малых доз алкоголя. Третья стадия — это бомжи на вокзале. Вы видели, как пьют бомжи? Достает он флакон одеколона «Фиалка», выливает в пустую консервную банку все 70,0 г и выпивает. Все, сегодня он больше пить не будет. Теперь 70 г — его суточная норма. Это раньше когда-то он выпивал по литру. А теперь и здоровье не позволит, да и не надо. Из-за цирроза печени алкоголь выводится из организма очень медленно, с трудом, поэтому и опьянение растягивается на длительное время, на 12–16 часов даже с 70 г. Стоит бомж у пивной и ждет. Останется в кружке глоток пива — он подойдет и допьет. Казалось бы, взрослый человек. Ну что ему даст этот глоток? А ему больше и не надо. На третьей стадии алкогольной болезни бутылками водку не хлещут.

Конечно, не все бомжи пришли в это состояние из алкогольной болезни, а только 80%. В прочих случаях это исход других психических заболеваний или результат стечения обстоятельств.

Ну уж теперь-то вы загнули все пальцы на руке? Не загнули? Ну что ж, давайте читать и считать дальше.

Об утрате видов контроля. Когда и как теряется контроль за количеством выпитого, за своим поведением в опьянении, за качеством спиртных напитков. О похмелье, безволии, «девичьей памяти» и других «мужских» качествах.

Норма — стакан. Как не назюзюкаться

При привычке человек знает свою норму. Выпьет три рюмки и скажет: «Стоп, хватит, а то завтра на работу, да и голова болеть будет», и никто не сможет его уговорить на лишнюю рюмку. Конечно, и при привычке бывает, что переберет: или компания заводная попалась, или спиртной напиток какой-то необычный — самогон или чача, возможно, что-то намешали или повод был исключительный — День пограничника или День шофера. Но это бывает редко, это исключения из правила. Такие переборы возможны 1–2 раза в год, не чаще. А вот при алкогольной болезни появляется такой симптом, как утрата количественного контроля. Иногда человек и настраивает себя на прием небольшой дозы алкоголя, но рука сама наливает и опрокидывает рюмку за рюмкой.

На первой стадии количественный контроль утрачивается частично. Это значит, что 1–5 раз он сможет выпить немного — рюмку или бутылку пива, но на 3, 5, 10-й раз обязательно выпьет так много и тяжело, что наутро сам пожалеет: «И зачем я так напился, ведь можно было выпить немного и не болеть». Нет, это стало невозможным, это утрата количественного контроля — симптом алкогольной болезни. До середины первой стадии количество эпизодов с контролем преобладает. Чаще выпивают с контролем, т.е. в дозах менее 300 г водки в сутки (250 г для женщин), а реже без контроля — 300 г водки и больше. К концу первой стадии соотношение меняется. Чаще выпивают без контроля — 300 г водки и больше, а реже с контролем (напомню, за последние 6 месяцев).

На второй стадии болезни контроль за количеством выпитого утрачивается полностью: сколько есть денег в кармане, столько будет пить, пока все деньги не просадит. Сколько есть водки на столе, столько же и будет пить, пока под этот стол не упадет. Даже если деньги в кармане чужие или казенные, даже если из кассы или из оборота — все пойдет на пропой, до последней копейки. Для иллюстрации этого признака приведу пример из практики. На лечение обратился мужчина 42-х лет, бывший офицер-ракетчик. Именно в этом возрасте у него оформилась вторая стадия алкогольной болезни. Явился он с мамой, которая рассказала, что старый друг устроил его на работу в свою фирму. Сходил он два дня на службу, а на третий день с утра выпил. Выпил мало, еще хочется, а денег нет. Что делать. На второй стадии алкоголизма этот вопрос решается просто — пошарил в гардеробе по карманам, набралось 500 рублей, он их и пропил. Но раньше-то он по карманам не шарил! Не было этого никогда, пока не дошло до второй стадии болезни.

Или другой случай. Мой знакомый, у которого дошло до перехода во вторую стадию болезни, поведал мне историю о том, как к нему в гости приехал брат: «Налепили мы пельменей, накрыли стол, выпили за встречу по рюмке, как полагается. Брат лег отдохнуть с дороги, а пиджак повесил на спинку стула. Чувствую я, мне этого мало, и вижу, что из пиджака высовывается бумажник. Вытащил я оттуда все деньги и все пропил… Что же я натворил! Как же я буду теперь смотреть брату в глаза?» Он так переживал из-за этого случая, он так себя обвинял. Но теперь-то у него всегда так будет! Нечего удивляться, так начинается вторая стадия болезни.

А вы еще не лазили по чужим карманам? Значит, до второй стадии алкоголизма еще не дошло и количественный контроль у вас полностью не утрачен.

Дома или в подворотне?

Другой симптом, который также появляется с началом первой стадии, это утрата ситуационного контроля. При привычке выпивают, когда ситуация к этому располагает. Когда стол накрыт и все красиво обставлено. Соберутся друзья или родственники отметить большой праздник или важное событие в жизни — день рождения, Новый год. Ну, выпьют, закусят, попоют, потанцуют, поговорят по душам, разойдутся… И жалеть-то не о чем! Все поведение было под контролем сознания! А при алкогольной болезни начинают выпивать без всякого повода — ни дня рождения, ни Нового года. В неподходящее время и в неподходящем месте. Человек пьет даже тогда, когда ситуация к этому не располагает. Например, в грязном заплеванном подъезде, на улице, на рабочем месте, где может начальник застукать и предстоит работать со средствами повы&heip;

Я Алексей интересуюсь проблемами лечения алкозависимости.о

Напишите нам
Напишите нам




Меню